Во всех мошенничествах есть нечто общее — от простого обсчёта до создания бизнеса внутри бизнеса, от банального обмана до изменений в работе программного обеспечения большой компании. Такие разные операции объединены одной очень простой, и в то же время сложной деталью — за всем этим стоит человек. Возникает вопрос — кто же это может быть? Давайте разберёмся вместе.

В первую очередь необходимо отметить, что одно и то же преступление может совершаться людьми с абсолютно разными мотивами — это может быть необходимость прокормить семью, желание кому-то отомстить или просто потребность купить новый автомобиль. Иными словами, вопрос совершения какого-либо действия, в том числе и противоправного – это вопрос стоящей за поведением мотивации.

При работе с подобными случаями в первую очередь необходимо идти от общего к частному — от понимания ситуации в целом к конкретной личности подозреваемых. То есть, сузить область расследования.

Этап I.

На этом этапе главная задача — разобраться в фабуле самой махинации. Нужно понять, какого она масштаба, совершена ли она за счёт человеческих ресурсов или автоматизированных систем, какова сложность самой схемы преступления, в какой сфере бизнеса это произошло и в насколько крупной компании.

Простой пример. Предположим, компания переживает не лучшие времена, что привело к снижению заработной платы и сподвигло кого-то из сотрудников на организацию финансовой махинации или участие в ней. Как мы будем искать этого работника?

Подсказок может быть несколько. Стоит обратить внимание на структуру организации — кризис может по-разному отразиться на разных отделах компании. Какие-то из них явно окажутся в бедственном положении, а какие-то могут и вовсе не заметить никаких изменений. Подобная ситуация сама по себе способна указать на область для дальнейшего расследования.

Рассказать о преступнике может и сама махинация. Если её схема проста, а пропавшая сумма денег сравнительно невелика, то, скорее всего, сотрудник действовал в одиночку. Это может быть человек с какими-либо проблемами за пределами рабочей деятельности, или же обладатель определённого склада характера, который буквально не может не нарушать закон. А может это, как часто бывает, кто-то из имевших доступ к деньгам, но считающий что он “не украл, а взял свое”.

Если же схема сложная, проходит в несколько этапов, на разных уровнях и с привлечением разных средств и полномочий, то существует большая вероятность, что здесь замешана целая группа людей. Причём каждый из участников схемы, скорее всего, выполнял свою отдельную роль в организации преступления — лидер, тактик, генератор идей, информатор и т.д. По сути, это могут быть даже дружащие между собой отделы компании — тогда махинация прорабатывается уже именно на почве этой дружбы.

Вопрос «кто мог совершить преступление?» очень важен. Отвечая на него, можно  сильно сузить круг подозреваемых. И на деле в большой компании может оказаться всего пара человек с умениями, а главное мотивами, необходимыми для проведенной махинации.

Кстати, очень полезным будет составить и использовать «список слухов» в организации. Данным способом пользуются многие службы безопасности в компании. Как признался один очень уважаемый мной руководитель СБ Дмитрий (фамилию освещать не буду): “Это полезнейшая вещь и для организации оперативной работы и для своевременного выявления слухов, способных дестабилизировать обстановку внутри коллективов и, главное, нейтрализации этих слухов”. Подходя к этому с объективной расчетливостью и оценкой можно быть всегда в курсе того, что “варится” в компании.

Этап II.

Далее, разобравшись в фабуле преступления и зная, какие средства были необходимы для его совершения, можно приступать к анализу мотивов и индивидуальных особенностей. На данном этапе мы переходим от вопроса “кто мог это сделать?” к более конкретному — “кто это сделал?”.

Как мы уже отметили, мотивы могут быть очень разными. Например, в отделах закупок нередко встречаются сотрудники, которые раньше ничего подобного не делали, но, смотря по сторонам, вдруг начинают думать: «Вот все делают, а почему бы и мне не попробовать? У них же получилось».

Есть также весьма честолюбивые и мстительные люди. К примеру, зная о каком-то конфликте между сотрудниками компании, можно легко выйти на человека, для которого данный конфликт наиболее вероятно стал поводом для проворачивания махинации (как вариант — преступление подставило обидчика).

Достаточно сложно бывает работать в случаях, когда человек сам не считает, что делает что-то плохое. Он может думать, что «ну я же выполняю свою работу, а в свободное время — почему бы и нет», или «я просто задействую контакты/ресурсы». В таких кейсах сложно выявить не столько портрет мошенника, сколько вывести его на признание, ведь он искренне считает, что поступает правильно. В подобных случаях к мотивам могут добавляться весьма благородные моменты — вроде помощи родственнику или «сделать добро хорошему человеку и себе что-то оставить».

Один портрет финансового мошенника на все случаи жизни, к сожалению, составить невозможно. Однако сопоставляя информацию о преступлении и о ситуации в целом, а также применяя различные методики, можно сделать достаточно конкретные выводы и обнаружить мошенника. Главное — делать это без масштабного оповещения всех отделов, иначе есть риск самим запустить череду домыслов подозрений и слухов.

Автор — Анна Кулик, эксперт-профайлер, президент НИЦКБ.